ГРУЗИЯ ИН МАЙ МАЙНД
ГРУЗИЯ ИН МАЙ МАЙНД
18550
56

Ширина ленты:

В моей съемной тбилисской квартире можно поселить еще хор из 15 человек. И по всей зале можно делать пируэты с периодической опорой на колени, как делают танцуя лезгинку. В моей тбилисской квартире, судя по убранству, до меня явно жил Андропов. Путь от балкона с видом на церковь до кухни занимает минут 10.

ГРУЗИЯ ИН МАЙ МАЙНД
ГРУЗИЯ ИН МАЙ МАЙНД

На Тифлисском блошином рынке количество Сталина и козлиных рогов превышает все нормы, допустимые минздравом. Двое мужчин аккуратно резали физическую карту мира по контурам полушарий.- А зачем карту режете?- глобус будэм дэлать! — парировали они.

ГРУЗИЯ ИН МАЙ МАЙНД
ГРУЗИЯ ИН МАЙ МАЙНД

Везде пишут, что серные бани издавна были местом просмотра невест. Только мне что-то никого не приводили, кроме банщика… Содрал с меня всю кожу, потом намылил, оставив лишь отверстия для глаз, и был таков! А напоследок сказал: «Поздравляю! Сэчас ты самый чыстый чэловэк на планэтэ!» И ведь был прав, ну по крайней мере, если имел ввиду только внешнее состояние.

ГРУЗИЯ ИН МАЙ МАЙНД
ГРУЗИЯ ИН МАЙ МАЙНД
ГРУЗИЯ ИН МАЙ МАЙНД
ГРУЗИЯ ИН МАЙ МАЙНД
ГРУЗИЯ ИН МАЙ МАЙНД
ГРУЗИЯ ИН МАЙ МАЙНД

Из своей лавки выскочил сапожник-армянин, посадил нас за стол и убежал за яствами. Вернулся с хачапури, пивом и криками: «В одном месте -нет! На рынке -нет! Три магазина обежал — нет! Всех отымел — нашел!», торжествуя выставил на стол бутылку водки.

Повсеместно аксакалы встречали нас подобными возгласами: «Наши русские братья пришли!», мы выпили у немецкого посольства, у дворца Саакашвили, перед серными банями, в серных банях, после серных бань, на Шардене и в Сололаки… А по каким лекалам вычерчиваются столь изысканные носы некоторых из них? А где кончается их гостеприимство? Нет таких лекал. Нет конца этому.

ГРУЗИЯ ИН МАЙ МАЙНД
ГРУЗИЯ ИН МАЙ МАЙНД
ГРУЗИЯ ИН МАЙ МАЙНД
ГРУЗИЯ ИН МАЙ МАЙНД
ГРУЗИЯ ИН МАЙ МАЙНД
ГРУЗИЯ ИН МАЙ МАЙНД
ГРУЗИЯ ИН МАЙ МАЙНД
ГРУЗИЯ ИН МАЙ МАЙНД
ГРУЗИЯ ИН МАЙ МАЙНД
ГРУЗИЯ ИН МАЙ МАЙНД

На Тбилиси опустился праздник Тбилисоба.

Днем весь город аки Челентано давил виноград на центральной площади.

Но самый угар начался с наступлением темноты, когда кажется весь город переместился на набережную Куры. Столы ломились от поросячьих голов, мяса, вина, хлеба. Старики айпадами раздували угли на мангале. Кто-то удерживал свою голову над столом уже только с помощью локтей. Каждая компания тянула к себе. Шампура с шашлыками буквально впихивались в меня, вино заливалось в глотку, и только после этого грузины отпускали с миром. Всё происходящее казалось нескончаемым. Окончательно потеряв счет стаканам, дальнейший ход событий я помню лишь в пересказах очевидцев на следующий день.

В рейсовом автобусе, движущемся на запад страны, местные алкоголики Гия и Лаша заприметили меня с самого начала, просто стеснялись подойти… Но потом не сдержались: «Генацвале, моди, моди-моди!"В мое горло опять полился коньяк и бесконечные истории о ностальгии по России…

-А сейчас мы споем тебе! — воскликнул Лаша, и я приготовился к главному мероприятию своей поездки — грузинскому хоровому пению…

И «хористы» грянули:"Гоп-стоп, мы подошли из-за углааааа… гоп-стоп, ты много на себя взялаааа…"При полном непопадании в ноты, Лаша и Гия проорали половину репертуара «ДДТ», Розембаума, Лепса…

За окном уже мелькал Гори.

В городе Гори — три достопримечательности: музей родившегося здесь Сталина, пещеры Уплисцихе, где короновали царицу Тамару, и уролог Мириани Арсакидзе.

В музее Сталина очень понравилась шуба вождя и его баян.

С пещер Уплисцихе запросто может сдуть ветром аж до Батуми. А вот уролог Мириани Арсакидзе — это дааааа… Он тут же отвел нас в Дом Хинкали, где потчевал водкой с пивом и прочими гастрономическими изысками. Потом мы пытались въехать на машине на гору к церкви Горисджвари. Машина засела на каменистой дороге — уже поднабравшийся Мириани всех выгнал из салона, и долго пытался выбраться самостоятельно. Потом долго приговаривал: «Машина — зверь! Просто водители — го. но!»

А нам после водки с пивом было уже как-то всё равно. Но тут Мириани произнес слово, заставившее организм содрогнуться. Звучало оно как «чача».

В районе 7 вечера, Мириани осенило:

— В Батуми были?

— Нет…

— Собирайтесь! Еле отговорили ехать в тот же день.

На краю Куры в Боржоми стоит маленькая цирюльня. На окнах — портреты Челентано, как образца стиля, над зеркалом — пожелтевшая с 1981 года вырезка «Тбилисское Динамо выигрывает кубок кубков», на языке у парикмахера — одни частушки да поэзия. Он — бог и царь своего закутка с другим миром, со своими сказками и легендами, попрятанными в каждом углу.

— Заходите, заходите, я люблю по-русски поговорить! — и 20 минут рифмоплётил про славянских женщин.

-А сейчас я покажу тебе чудо, какое ты никогда не видел! — из кармана своего пиджака доставая стопку фотографий, — Моя жена умерла в прошлом году. Когда я вспоминаю о ней, у меня на глазах слезы. Я достаю ее фото и мне не хочется плакать.

Стопка фотографий была достаточно увесистой. Он носит ее с собой в кармане пиджака каждый день.

«Кто-то стырил люльку В. В. Маяковского из его родного дома в Багдатах! Поставили муляж пока.» Об этом нам сообщили сразу по прибытию в дом-музей поэта. Словно мы из уголовного розыска. После осмотра главной достопримечательности этого небольшого городка мы пошли в «застолье».Даже экскурсовод из музея взяли с собой. Его же и назначили тамадой. Он один тост так и закончил: «Светлая память вам, Владимир Владимирович!». Мы с непривычки переглянулись.



Ах, какой был стол! Хачапури, сулугуни, шашлык, мчади, форель, баранина, ткемали, курица… Могусказать, что к концу на столе всё выстроилось в несколько этажей. На прощание мэр Багдат (с маменькиным напутствием «вдруг ребята в дороге проголодаются!») запихнул нам в машину 10-литровую канистру вина .


Вот если мчаться, высунув руку из машины, т. е. «по-кавказски», то будет складываться ощущение, что у всех местных жителей, что сидят вдоль дороги, поворот головы строго рассчитан на «прово-дить взглядом машину», до того синхронно они это делают.

Я люблю Грузию из окна автомобиля. Она кажется, как это ни парадоксально бы звучало, — «неуловимо-статичной». Мы проносились мимо селян, застывших в ТАКИХ удивительных и завораживающих позах! — но это мимолетная живописность. Грузия богата на такие сюжеты, но она не работает на повторе. Возвращаться назад, чтобы захватить их в свою Фотографию, — бессмысленно.

«А инженера Брунса в Баку не оказалось. Переехал он в город Батум…» — писал отец Федор матушке Катерине. И неудивительно. Батуми развился за последние года так, что диву даешься какой прекрасный город.

Мне бы здесь квартирку купить, наряду с португальскими аппартаментами. Надо бы у моих грузинских друзей узнать — что по чем, но что-то мне подсказывает, что будет дешевле даже моего Порту. Языкового барьера опять же нет. Море рядом. Всё в Батуми прекрасно: от статуи «Али и Нино» до шипящей яичнице на здешнем хачапури.

И жизнь будет сказкой — как и вся эта грузинская эпопея, что вы только что прочли.

Алексей Звягинцев
Алексей Звягинцев
09 июня 2016 в 18:26
4

Olga Mariage
Olga Mariage
Ой спасибо, как я нахохоталась!
09 июня 2016 в 20:28
1

Эльдар  Бай
Эльдар Бай
вот это пост!! не пост а готовые иллюстрации для книги!!! поделитесь секретами оформления пожалуйста!
23 сентября 2016 в 18:45

Заходи к нам через соцсеть
и получай больше информации,
лайфхаков и общения!